Литвиненко отравление


Отравлен Литвиненко

Ничто так не демонизирует путинскую Россию в мире, как смерть 23-го ноября в Лондоне экс-подполковника ФСБ Александра Литвиненко. Политбеженец, критик Путина, получивший британское гражданство, был отравлен радиоактивным полонием в день, когда встречался с бывшими коллегами по спецслужбе. Великобритания потребует выдачи подозреваемого в его убийстве Андрея Лугового. В экстрадиции будет отказано — этого не допускает российская конституция, а Луговой на родине еще и получит неприкосновенность, став депутатом Госдумы

Литвиненко умирал больше трех недель, и его мучительная смерть поражает Британию и весь Запад. Следы полония обнаружат при анализе только за несколько часов до кончины, а прежде больного пытались лечить от отравления таллием. Это делает зловещее преступление еще более страшным — убивая таким изощренным способом, киллеры пустили докторов и детективов по ложному следу, и те потеряли время. Версия про месть соотечественников возникает сразу, а заявление Литвиненко, оглашенное после его смерти, прямо возлагает ответственность на Владимира Путина.

В роковой для Литвиненко день 1 ноября отравление, по версии следствия, происходит в Pine bar пятизвездочного отеля «Миллениум», где с 16 часов Литвиненко пьет чай со своими сослуживцами по бывшему КГБ, а ныне бизнесменами Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном. Лондонский знакомец регулярно оказывал россиянам услуги по поиску деловых партнеров. В Pine bar полонием помечены столик и барная стойка. Дозу радиации получили 10 служащих «Миллениума», а самую большую — пожилой официант Норберто Андраде, который подавал чай русской компании. Он вспомнит, что когда выливал из чайника остатки, то обратил внимание: напиток стал каким-то вязким. Заражены три номера отеля, особенно 441-й, среди постояльцев которого — Луговой. Радиоактивные частицы обнаружены в двух самолетах British Airways, в том числе в том, которым Луговой 3 ноября возвращался в Москву. А за Ковтуном радиоактивный след тянулся по дороге в Лондон. Он летел через Гамбург, и там полоний обнаружен в квартирах его бывшей жены и бывшей тещи, а также в автомобиле, на котором россиянин ездил по городу. Следы полония также найдены в баре Itsu на Пикадилли, где в разное время Литвиненко встречался и с Луговым, и со своим итальянским знакомым Марио Скарамеллой.

Британия в шоке: ужасные русские, охотясь друг за другом, устроили целую радиоактивную атаку на Лондон! Предыдущее политическое отравление здесь произошло в 1978 году, когда болгарского диссидента Георгия Маркова укололи зонтиком с ядом на автобусной остановке у моста Ватерлоо — считается, это операция спецслужб социалистической Болгарии и их старшего брата — КГБ. И вот снова тот же почерк. Доза, убившая Литвиненко, — огромная, тело вскрывают не сразу, опасаясь излучения для медиков. Хоронят на Хайгейтском кладбище в гробу, внутри которого герметичный саркофаг. Луговой и Ковтун лечатся в Москве в специализированной клинике лучевых болезней. Ковтун будет допрошен российскими следователями в присутствии сыщиков Скотленд-Ярда как свидетель, затем отсутствие в его действиях состава преступления признают немцы, и главным подозреваемым останется Луговой. Королевская прокурорская служба заявит: у нее достаточно доказательств, чтобы предъявить обвинение в убийстве.

Оба — жертва и обвиняемый — выходцы из окружения Бориса Березовского, попадавшие из-за своего босса за решетку. Литвиненко познакомился с олигархом, работая в следственной группе дела о громком покушении на него. В 1998-м вместе с коллегами заявил на пресс-конференции, что получал от начальника своего управления ФСБ приказ убить «еврея, обворовавшего полстраны». После увольнения из органов отставника дважды арестовывали, но, находясь под подпиской о невыезде, он сумел покинуть Россию — видимо, благодаря Березовскому. Став политбеженцем, выступал с громкими, но не всегда убедительными разоблачениями своего бывшего ведомства, не раз утверждал, что на него готовится покушение. Литвиненко получал в Лондоне денежное содержание от фонда Березовского, за две недели до отравления ему предоставили британское гражданство. Луговой, экс-офицер ФСО, дорос до начальника службы безопасности ОРТ,

когда телеканал контролировал Березовский. В 2001-м пытался организовать побег из-под стражи одного из сподвижников олигарха, больше года провел в СИЗО, получил небольшой срок, а после освобождения вел жизнь состоятельного бизнесмена. Удивительно, но сам Березовский, всегда медийно активный, в шуме этой жуткой сенсации не произносит ни слова, будто гибель Литвиненко — это знак ему: чтоб умерил свой пыл.

После того как по конституционному запрету выдавать своих граждан Россия откажется экстрадировать главного обвиняемого, дело Литвиненко превратится в дело Лугового. В Москве идет свое расследование лондонского отравления — проверяется версия о причастности юкосовца Невзлина. Луговой заявляет, что Березовский и Литвиненко были завербованы британской разведкой, и ФСБ возбудит дело о шпионаже. Утверждение Лугового, что убийство Литвиненко организовал Березовский, на следующий день подтвердит в интервью с неким неизвестным другом покойного телеканал «Россия». Поскольку британское обвинение Лугового подразумевает в нем наймита российских властей, те явно стремятся его выгородить. Объявлено, что на будущих выборах в Госдуму Луговой идет вторым в списке ЛДПР — такой ход невозможен без отмашки Кремля. Как кандидат в депутаты ни отбивается, избиратели на встречах благодарят его за уничтожение изменника родины. Великобритания несколько лет будет считаться самой враждебной России западной державой.

На следующий день после смерти Литвиненко в столице соседней Ирландии Дублине во время университетской конференции с признаками тяжелого отравления госпитализируют Егора Гайдара. Особую двусмысленность инциденту придает прежняя служба Лугового одним из «прикрепленных» к Гайдару в пору его работы в правительстве. Оправившись и через трое суток прилетев домой, реформатор заявит, что в случайность совпадений не верит, но, что, по его мнению, Лугового «просто подставили».

Упоминаемые в тексте феномены

7 июня в Москве на Новокузнецкой улице взорван «мерседес-600». Покушение делает публичной фигурой самого политически амбициозного первоолигарха — в лимузине находился Борис Березовский

Со 2 января власть «отпускает цены», делая их свободными. С этого начинаются радикальные экономические реформы. Официально правительство полгода возглавляет президент — популярный Ельцин «политически прикрывает» команду молодых экономистов во главе с 35-летним Егором Гайдаром — вторые полгода он будет и. о. премьера

namednibook.ru

Главные версии отравления Александра Литвиненко

23 ноября 2006 года в Лондоне в результате отравления полонием скончался бывший подполковник органов советской и российской госбезопасности Александр Литвиненко. И по сей день это дело таит массу загадок. Рассмотрим основные версии произошедшего.

Предыстория

В 2000-м году Александр Литвиненко после возбуждения в его отношении двух уголовных дел бежал с семьей из России в Великобританию, где получил политическое убежище. Впоследствии тесно сотрудничал с британской разведкой МИ-6, писал разоблачительные материалы о представителях российской власти, в частности, обвиняя их в организации политических убийств. Финансировавший Литвиненко олигарх Борис Березовский утверждал, что тот опасался мести со стороны ФСБ за то, что прикоснулся к «коррупционным тайнам» Кремля.

1 ноября 2006 года в 2 часа дня в лондонском баре «Itsu» Литвиненко встретился с итальянским правозащитником Марио Скарамеллой, который должен был предоставить ему информацию по делу, касающемуся убийства журналистки Анны Политковской, после чего ненадолго заглянул в офис Березовского.

В 16:00 в отеле «Millennium» произошла еще одна встреча Литвиненко, на этот раз с давним знакомым, предпринимателем Андреем Луговым, бывшим сотрудником Главного управления охраны Российской Федерации.

Вечером того же дня Литвиненко почувствовал недомогание и, заподозрив пищевое отравление, промыл себе желудок. Процедура не помогла: пострадавший был госпитализирован в одну из лондонских клиник. Первоначальное подозрение врачей на отравление высокотоксичным ядом таллием не подтвердилось. Только 23 ноября, за три часа до смерти в моче пациента были выявлены следы радиоактивного вещества — полония.

Британия уверена

К расследованию по делу загадочной смерти Литвиненко приступило антитеррористическое управление Скотланд-Ярда, к которому присоединились разведывательные службы МИ-5 и МИ-6. По горячим следам были опрошены возможные свидетели происшествия, а также установлены маршруты передвижения Литвиненко накануне отравления. Так оперативники установили, что радиоактивный след полония тянется к гостинице «Millennium».

Активная фаза расследования продолжалась около двух месяцев, после чего, по сообщениям газеты The Sunday Times, представители Скотланд-Ярда заявили вдове Литвиненко Марине, что картина произошедшего им ясна. Ее муж, по словам следователей, умер из-за летальной дозы полония-210, который ему добавили в чай в отеле «Millenium». Главным обвиняемым по этому делу стал Андрей Луговой.

В июне 2007 года Министерство внутренних дел Великобритании отправило в Россию запрос об экстрадиции Лугового, на что Генеральная прокуратура РФ ответила отказом, мотивируя свое решение отсутствием достаточных доказательств вины российского гражданина. Кроме этого, российская сторона ссылалась на то, что власти Великобритании не предоставили официального патологоанатомического заключения о смерти Литвиненко.

А между тем в британском МИДе были уверены не только в виновности Лугового, но и в причастности к этому делу российских властей. К примеру, британский физик Норман Домби считает, что существует лишь одно место, где полоний произведен в объемах, использованных для этого убийства — завод «Авангард» возле города Саров. Однако российский химик Лев Федоров ставит под сомнение сам способ применения полония для убийства. По его словам, спецслужбам известно много ядов, которые не оставляют никакого следа в организме жертвы, маскируя смерть под сердечную или почечную недостаточность.

Что говорит Россия

Параллельно с британскими службами расследование по делу смерти Литвиненко вела и российская сторона. В июне 2007 года глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин заявил, что на данный момент российская прокуратура в качестве подозреваемого рассматривает и Андрея Лугового, хотя эта версия является крайне уязвимой. В частности, руководитель следственной группы Андрей Майоров заметил, что чай, в котором по версии британской полиции были обнаружены следы полония-210, Луговой покупал для собственного употребления.

Российская прокуратура рассматривала и другие версии убийства Литвиненко, в частности, изучала возможную причастность к этому делу Бориса Березовского. Так, в апреле 2007 года в эфире телеканала «РТР-Планета» было показано интервью с неким Петром, другом Литвиненко, который утверждал, что отравление организовано Березовским, поскольку Литвиненко знал, что Борис Абрамович якобы получил статус политического беженца подложным путем.

Генпрокуратура РФ также проверяла версию причастности к отравлению Литвиненко Леонида Невзлина, в то время сопредседателя НК «ЮКОС». В частности, следователи связали дело об отравлении российских граждан парами ртути, в котором обвинялись руководители «ЮКОСА», и произошедшее в Лондоне.

В мае 2013 года при подготовке процедуры дознания по делу Александра Литвиненко британскими официальными лицами было объявлено, что секретные материалы, якобы доказывающие причастность российских должностных лиц к отравлению, приниматься к рассмотрению не будут. Постановление вызвало негативную реакцию со стороны вдовы Литвиненко, которая обвинила Лондон и Москву в закулисном сговоре.

«По неосторожности»

Если обратиться к другим источникам, то можно найти множество версий того, кто мог быть заинтересован в убийстве Литвиненко. Подавляющая часть экспертных мнений склоняется в пользу российского следа преступления.

К примеру, Луговой, отрицая свою причастность к случившемуся, допускает, что Литвиненко могли отравить британские спецслужбы, так как тот стал ускользать из-под их контроля. Еще одно предположение Лугового — убийство Литвиненко было организовано «русской мафией» и связано с разоблачением одного из воров в законе.

Бывший коллега Литвиненко подполковник ФСБ Александр Гусак склоняется к версии кровной мести чеченцев. Таков, согласно Гусаку, был ответ на убийство чеченского пленного, якобы совершенное Литвиненко в 1996 году.

Другой бывший офицер ФСБ Михаил Трепашкин предполагает, что месть была иного рода. Это дело рук бывших коллег Литвиненко из Управления по разработке преступных объединений, которых погибший обвинил в попытке ликвидации Березовского, что сломало их карьеру.

Помимо умышленного убийства российские и зарубежные специалисты рассматривают также версии причинения смерти по неосторожности. Согласно этой точке зрения, Литвиненко мог участвовать в создании так называемой «грязной» ядерной бомбы и получить смертельную дозу облучения при попытке продажи опасного вещества.

Генеральный директор «Российской корпорации нанотехнологий» Анатолий Чубайс во всем обвиняет сторонников неконституционных вариантов смены режима, правда, без конкретизации фамилий. С его слов, они намеревались выстроить смертельную цепочку: Политковская — Литвиненко — Гайдар», что могло дискредитировать власть (в ноябре 2006 года Гайдар также попал в больницу с подозрением на тяжелое отравление).

А вот известный радиобиолог Жорес Медведев сомневается, что Литвиненко отравился, выпив разбавленный полонием чай, ведь этот элемент не всасывается в кровь через пищеварительный тракт. Куда более вероятно, что в организм Литвиненко попали радиоактивные пары полония. Именно об этом, по словам Медведева, и умолчало следствие.

источник

08.03.2018

intofact.ru

МИД России потребовал от Лондона рассказать о расследовании смертей Литвиненко и Березовского. Вообще-то это уже давно сделано

Отравление Сергея Скрипаля сравнивают с делом бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко: он погиб от отравления полонием в ноябре 2006 года. Как и в случае со Скрипалем, отравление носило демонстративный характер, а вещество, которое применялось для покушения, говорило о российском следе.

Смерть Литвиненко расследовали максимально тщательно несколько не связанных друг с другом команд. Одно расследование вел Скотленд-Ярд: он пришел к выводу, что виновны в отравлении Литвиненко его знакомые Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун, с которыми россиянин встречался незадолго до отравления. Британские власти потребовали экстрадировать обоих россиян, но получили отказ. И Луговой, и Ковтун свою вину отрицали и сами называли себя жертвами радиоактивного отравления (Луговой с 2011-го — депутат Госдумы).

В 2016 году были подведены итоги публичного расследования смерти Литвиненко, инициированного при участии вдовы Александра Марины. Результаты расследования огласил в Высоком суде Лондона судья сэр Роберт Оуэн. Расследование Оуэна выложено в публичный доступ, в нем подробно анализируются свидетельства как британской, так и российской стороны, в том числе и секретная часть расследования английской полиции. Судья пришел к выводу, что все свидетельства, в том числе полониевый след, указывают на причастность Лугового и Ковтуна к отравлению, а также на то, что они могли действовать по заданию и с ведома директора ФСБ Николая Патрушева и президента России Владимира Путина.

Борис Березовский у могилы Александра Литвиненко

Stefan Rousseau / PA Wire / PA Images / Scanpix / LETA

Самоубийство Бориса Березовского

Борис Березовский, согласно официальной версии британской полиции, покончил с собой 23 марта 2013-го в доме под Лондоном, где он жил в последние годы. Поначалу причину смерти не называли, а место смерти и тело Березовского обследовали на предмет следов отравления или умышленного убийства. Никаких свидетельств того, что смерть была насильственной, полиция не выявила.

В 2014 году по запросу родственников было начато дополнительное расследование, в том числе на основе отчета немецкого эксперта Берна Бринкмана, который отмечал странный вид на шее Березовского. Коронер Питер Бэдфорд пришел к «открытому вердикту»: по его словам, характер собранных доказательств не позволяет однозначно сказать, была ли смерть Березовского насильственной или нет.

Знакомые и родственники Березовского говорили, что, с одной стороны, его сложно было назвать склонным к самоубийству человеком — но, с другой стороны, в последние годы он был болен депрессией.

Смерть Александра Перепеличного

Российский бизнесмен Александр Перепеличный, которого упомянула Мария Захарова, умер в окрестностях Лондона во время пробежки в 2012-м. Ему было 43 года. Полиция пришла к выводу, что смерть наступила от естественных причин.

Перепеличный жил в Великобритании с 2009-го, а до этого занимался в Москве инвестиционными фондами, которые оказывали услуги бизнесменам и политикам. Как писала «Новая газета», услуги не всегда были легальными и включали отмывание средств. Кризис его компания не пережила, и он эмигрировал. В Лондон Перепеличный приехал с документами, в которых говорится о хищении бюджетных средств с помощью возврата налогов в компании Hermitage Captital. Основатель Hermitage Билл Браудер обвиняет в хищении российских полицейских и считает, что именно из-за расследования этого хищения в СИЗО умер юрист Сергей Магнитский. Перепеличный был одним из главных информаторов Hermitage по этому делу.

Дело о смерти Перепеличного до сих пор не завершено. В его желудке были найдены следы вещества, схожего с алкалоидом в токсичном растении гельземии, но дополнительные тесты не позволили однозначно говорить об отравлении. Жена Перепеличного уверена, что ее супруг умер от естественных причин. Тем не менее с июня 2017 года проводится дополнительное расследование, результаты которого начнут оглашать не ранее апреля 2018-го.

Смерти Перепеличного был посвящен подробный материал американского издания BuzzFeed, которое утверждало, что британские спецслужбы скрывали информацию о возможном насильственном характере смерти россиянина. Сведения о том, что в смерти Перепеличного мог быть заинтересован Кремль, британским спецслужбам передали американские коллеги, писал BuzzFeed, но в МИ6 не стали придавать им значения.

meduza.io

Отравленный полонием Александр Литвиненко собирал досье на Романа Абрамовича

Поделиться:

Александр Литвиненко.

Litvinenko Inquiry, то есть публичные открытые слушания по делу об отравлении радиоактивным полонием бывшего сотрудника российских спецслужб Александра Литвиненко в Высоком суде Лондона, в принципе, подошли к концу. С одной лишь оговоркой: фактически под самый занавес о себе напомнила, ранее гордо игнорировавшая весь процесс российская сторона. Напомнила в лице Дмитрия Ковтуна — одного из двух главных подозреваемых британским следствием и Скотленд-Ярдом в отравлении Литвиненко. Он публично проинформировал суд и общественность о готовности принять участие в слушаниях (по видеосвязи из Москвы, конечно), причем не просто дать показания, но и получить статус «ключевого» участника. Заявление это стало неожиданным, поскольку ранее Ковтун, вслед за еще одним подозреваемым — Луговым, еще на стадии подготовки к процессу (несколько месяцев) и на всем протяжении процесса (с января этого года) отказывался принимать участие в слушаниях, хотя их приглашали присоединиться официально. Но вот когда суд подошел к концу и были опрошены все свидетели, эксперты и специалисты, вдруг вспомнил, что у него тоже есть права. Мотивировал подобное тем, как следует из его интервью Би-би-си, что хочет «очистить свое имя», поскольку предположения о его причастности к отравлению Литвиненко «легко опровергнуть». После недельного размышления судья Роберт Оуэн и остальные участники открытого дознания объявили, что не возражают против удовлетворения просьбы Ковтуна. Однако судья выразил недовольство: — Тот факт, что заявка на участие в слушаниях сделана на столь поздней стадии, целиком его вина. Он мог и должен был подать эту заявку много-много месяцев назад. Вообще-то Роберт Оуэн обычно очень сдержан на слушаниях. Немногословен, сосредоточен на выступающих и никаких оценок, конечно, не дает. Но Ковтуну ему пришлось посвятить отдельную и весьма жесткую речь. Он заявил, что у Ковтуна есть не только права, но и в большей степени обязанности — в соответствии с английским законодательством. Собственно, как и у всех других заинтересованных сторон. Оуэн объяснял всем присутствующим, что заранее предупреждает Ковтуна о том, что, если он войдет в процесс, у него не будет возможности задавать вопросы свидетелям, которые уже выступили на слушаниях. Сам Ковтун, подчеркивал судья, будет допрошен всеми сторонами, причем пройдет через перекрестный допрос. В случае приглашения в суд новых свидетелей вопросы от имени Ковтуна сможет задавать только его официальный представитель в Высоком суде. Кроме того — и это, пожалуй, самое главное, — судья выдвинул несколько условий участия Ковтуна в слушаниях: 1) до 22 мая 2015 года он должен представить Высокому суду письменные показания с исчерпывающими ответами на вопросы следствия, которые были переданы Ковтуну еще два года назад, а затем повторно 5 марта этого года; 2) как и все остальные участники, Ковтун должен взять на себя обязательства о неразглашении сведений, полученных им во время участия в дознании; 3) Ковтун должен представить организаторам дознания документы, о которых он говорил в интервью СМИ и которые якобы подтверждают его невиновность (Ковтун ссылался на выводы следствия по его делу, проведенного в Германии. Но не пояснил, как конкретно эти выводы подтверждают его непричастность к отравлению Литвиненко); 4) и, наконец, Ковтун должен знать, что он не сможет получить доступ к секретным материалам следствия (в частности, к документам британских спецслужб), если сделается участником слушаний. — Из публикаций прессы следует, что у господина Ковтуна создалось впечатление, будто в качестве ключевого участника он получит доступ к конфиденциальным данным, на которые наложены ограничения по распространению. Если он или его советники так думают, то они ошибаются. Он будет совершенно в том же положении, что и остальные участники, включая Марину и Анатолия Литвиненко (сын) и полицию. У них нет доступа к секретным материалам, — резюмировал судья. Готовы ли ко всем этим условиям Ковтун и те, кто посоветовал ему, исходя из каких-то своих соображений, в последний момент войти в процесс, — пока неясно. Не исключено, что в ближайшее время с российской стороны начнется сопроводительная пиар-кампания: мол, британское правосудие настолько избирательное, что «лишило» Ковтуна права допрашивать свидетелей и знакомиться с секретными материалами. Словом, будет еще одна возможность громко хлопнуть дверью и избежать неудобных вопросов по делу об отравлении Литвиненко. В любом случае суд дал Ковтуну время подумать до 22 мая. Если Ковтун к этому времени пришлет все запрошенное, его устные показания по видеосвязи будут выслушаны 27 июля (по словам судьи, это окончательная дата). Независимо от Ковтуна — согласится он на условия или нет — остальным участникам Litvinenko Inquiry осталось сделать лишь свои итоговые заявления. Далее по процедуре дознания после завершения открытых последуют закрытые слушания. На них судья рассмотрит секретную информацию. На эти слушания не попадут ни полицейские, ни вдова и сын Литвиненко, ни журналисты. После закрытых слушаний судья удалится для составления своего итогового доклада, в котором суммирует все, что было сказано (в том числе учтет секретные данные), и даст свою оценку версии о причастности к отравлению Литвиненко российских властей. Напомню: то, что происходит сейчас в Высоком суде Лондона, это не уголовный процесс, это дознание, в задачи которого не входит устанавливать виновных, оно лишь может указать, где их следует искать. То есть уже только после доклада, если судья придет к выводу, что в отравлении замешаны российские власти, Марина Литвиненко вправе идти в уголовный суд. Доклад судьи Оуэна ожидается к концу 2015 года. Документ направят министру внутренних дел Великобритании и опубликуют для общественности. Правда, в части, не связанной с секретной информацией. Что касается атмосферы этих слушаний, то, с одной стороны, они носили очень четкий, строгий и педантичный характер, в соответствии с английским законодательством. Здесь не было свидетелей защиты и не было свидетелей обвинения. Это были просто свидетели, которых вызывал советник дознания — помощник судьи Роберт Тамм. Здесь не было специалистов и экспертов, которые выступали бы по приглашению защиты или обвинения (как это принято у нас). Это были медики, физики-ядерщики из государственных инстанций, которых вызвало дознание и которые, не касаясь политики, существа дела, доносили до суда свои профессиональные выводы. Не было на этом процессе и прокурора. Не было потерпевших. Вдова и сын Литвиненко — всего лишь заинтересованные участники. Такими же участниками являлись полицейские, представители спецслужб Великобритании и сотрудники национального разработчика и производителя ядерного оружия — корпорации Atomic Weapons Establishmen. С другой стороны, этот чисто английский строгий процесс, несомненно, оказался уникальным в историческом плане и по значимости и скандальности сравним разве что с процессом «Березовский vs Абрамович». И в том и в другом случае наружу всплыло столько щепетильных моментов, касающихся событий в России 90-х и отдельных представителей российской власти, что для деловых английских СМИ и неравнодушной английской публики зал заседаний № 73 Высокого суда стал с января этого года самым популярным местом. Да и сказать, что прошел процесс при полном игнорировании со стороны России, было бы неправильным. За слушаниями официальные лица, несомненно, следили. И в том числе те, кто в ходе этих слушаний упоминался. Однако единственным, кто отреагировал публично, оказался лишь глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов. Высокому суду, напомню, было представлено досье якобы с компроматом на чиновника, составленное в 2006 году бывшим сотрудником КГБ Юрием Швецом по заказу Литвиненко. В числе прочего в досье упоминалось, что, работая в КГБ, Иванов будто бы имел незаконный бизнес. «Льется грязь на должностных лиц Российской Федерации — так отреагировал из Москвы глава ФСКН. — Информация, которая звучит из лондонского суда, больше похожа на нелепицу, если бы это даже не было прямой клеветой». Наибольшее сожаление Иванов выразил по тому поводу, что «этот вымысел льется последние три месяца из суда прямо на страницы британских газет, на новостные ленты, на телевидение и далее тиражируется в мировых медийных средствах». Кстати, как назло, руководство Высокого суда пошло медийным средствам навстречу: для журналистов выделили дополнительный зал с видеомониторами, розетками для ноутбуков и телефонов. Дело в том, что в основном зале, где выступают свидетели, пользоваться техническими средствами связи журналистам запрещено. Блокноты с ручками — пожалуйста. Да и сам журналистский пул ведет себя весьма активно и дерзко. С самого начала, еще два года назад, британские журналисты выступили за публичный процесс и огласку всех доказательств. И даже добились того, чтобы их сделали в процессе заинтересованным лицом. Поэтому в основном зале, вместе с другими адвокатами, сидит юрист от корпорации журналистов, который наравне со всеми имеет право делать заявления и задавать вопросы участникам. А главная цель всех участников все та же — установить, причастна ли российская сторона к отравлению Литвиненко или нет. На последнем заседании главный следователь по делу о гибели Литвиненко Крэйг Мэсколл суммировал выводы следствия по нескольким фигурантам. Мэсколл отметил, что в целом следствие концентрировалось на изучении контактов Литвиненко именно 1 ноября 2006 года, когда он, по данным экспертов-медиков, получил смертельную дозу полония. Однако скрупулезно проверялись версии о причастности к убийству лиц, которых вообще не было в Лондоне 1 ноября. Итак. Итальянец Марио Скарамелла, с которым Литвиненко встречался 1 ноября, но до встречи с Луговым и Ковтуном, первым попал под подозрение. Однако, по словам следователя, не было обнаружено каких-либо свидетельств того, что итальянец осуществил отравление или был к этому как-либо причастен. Помощник судьи Робин Тамм уточнил у следователя, считает ли он, что к убийству Литвиненко мог быть причастен бывший сотрудник российских спецслужб Евгений Лимарев, чье электронное письмо послужило, по словам Скарамеллы и самого Литвиненко, поводом для их встречи 1 ноября 2006 года? В продемонстрированном на слушаниях фрагменте письма Лимарев предупреждает Скарамеллу, что тому, а также Литвиненко и Березовскому грозит опасность — якобы на них готовят покушение те же люди, которые могли быть причастны к убийству Анны Политковской. По мнению Крэйга Мэсколла, свидетельств причастности Лимарева к отравлению также не обнаружено. То же самое Мэсколл заявил о Семене Могилевиче, известном авторитете, которого советник дознания Тамм охарактеризовал как человека «из десятки самых разыскиваемых ФБР лиц». В ходе слушаний стало известно, что Литвиненко предоставлял Скарамелле сведения о Могилевиче. По словам следователя Мэсколла, следствие рассматривало версию причастности Могилевича к преступлению, но не нашло в ее подтверждение никаких весомых свидетельств. То же самое — и относительно Бориса Березовского: никаких свидетельств причастности покойного олигарха к этому преступлению следствие не нашло. Таким образом, подытожил Мэсколл, у следствия осталось лишь два лица, причастность которых к отравлению последовательно подтверждается свидетельствами и уликами, — это Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун. Помимо показаний полицейских, медиков и физиков-ядерщиков, а также свидетелей, о которых «Новая» уже писала (Юрий Швец, Марио Скарамелла, вдова и друзья Литвиненко), в пользу версии Скотленд-Ярда и следствия свидетельствовали и покойные ныне Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили (давали показания в 2006—2007 годах). В этом суде их письменные показания зачитал юрисконсульт. Так, после гибели Литвиненко в ноябре 2006 года Березовский рассказал следователям, что экс-сотрудник ФСБ консультировал его по вопросам, связанным с безопасностью и политической ситуацией в России. «Я снял в Лондоне дом и сдавал его ему, платил ему зарплату, за которую он работал моим консультантом», — рассказывал Березовский. — Потом я согласился, чтобы он перестал на меня работать. Это было нужно для того, чтобы он мог полноценно работать на британские спецслужбы… Но я знаю, что он был разочарован условиями работы с ними». Березовский был в курсе, что Литвиненко также работал на испанские спецслужбы, в частности, якобы собирал досье на Романа Абрамовича. «Литвиненко был очень честным и прямым человеком. Немного наивным — он иногда переоценивал важность имевшейся у него информации, но он не был идиотом», — отмечал бизнесмен. Что касается способа убийства самого Литвиненко, то Березовский заявил следователям, что все говорит о причастности российских властей, потому что, по его мнению, достать радиоактивный полоний в таких количествах без санкции государства невозможно. На слушаниях даже демонстрировалась фотография одной футболки, принадлежавшей Березовскому. Спереди на футболке — эмблема ФК ЦСКА со знаком радиоактивной угрозы. Над эмблемой — надписи на английском «Полоний-210», под ней — «Лондон, Гамбург, продолжение следует». А на задней стороне футболки — надпись «ЦСКА. Москва. Смерть от радиации стучит вам в дверь». По словам выступавшего в суде личного помощника Березовского Михаила Котлика, футболку эту ему передал в подарок в 2010 году сам Андрей Луговой. «Я присутствовал на встрече в офисе Березовского 15 июля 2010 года. На ней также были Юлий Дубов (друг Березовского. — В. Ч.) и Рафаэль Филинов (бизнесмен. — В. Ч.). Когда я зашел, Березовский сказал: «Смотри, что мне подарил Луговой», — и показал мне сделанную на заказ черную футболку, — рассказал Котлик. — Футболку привез Филинов, которому ее лично в руки передал Луговой». Березовский попросил помощника передать футболку полиции, что он и сделал. судебный репортер «Новой газеты»

09-04-2015

Поделиться:

www.freecity.lv


Смотрите также